Антон Павлович Чехов об идеальной Луне
09.01.2018
Елена Важгелене
Студентка Академии Астрологии, автор статьи
Нет, конечно, Толстой не писал о характеристиках Луны. Просто мы перечитали «Войну и мир» и выбрали для вас самые лунные моменты романа

«Война и мир» содержит много идеальных астрологических характеристик. Наши любимые — три разных Сатурна семьи Болконских и очень душевная Луна на примере Ростовых. Описывая последних, Толстой будто даёт материал для лекции «Качества Луны в человеке». Мы выписали из романа самые лунные моменты (и не только о Ростовых), а Михаил Борисович Левин дал астрологические комментарии к ним.
Душечка
Самые простые удовольствия Луны — это естественные удовольствия, то есть еда, питьё, чистота и тепло. Луна любит свободу, но не свободу духа и не свободу воли, а простую, всем понятную, детскую свободу идти куда хочешь. До плена Пьер страдал страшным несчастьем — пресыщением, лишившим его вкуса жизни. И только в состоянии крайних лишений он снова почувствовал вкус простых лунных радостей: еды, воды и теплой одежды. Они же отодвинули его «юпитерианские» поиски смысла жизни и достойного занятия на второй план.
«Она постоянно любила кого-нибудь и не могла без этого. Раньше она любила своего папашу, который теперь сидел больной, в тёмной комнате, в кресле, и тяжело дышал; любила свою тётю, которая иногда, раз в два года, приезжала из Брянска; а ещё раньше, когда училась в прогимназии, любила своего учителя французского языка. Это была тихая, добродушная, жалостливая барышня с кротким, мягким взглядом, очень здоровая. Глядя на её полные, розовые щёки, на мягкую, белую шею с тёмной родинкой, на добрую наивную улыбку, которая бывала на её лице, когда она слушала что-нибудь приятное, мужчины думали: «Да, ничего себе…» и тоже улыбались, а гостьи-дамы не могли удержаться, чтобы вдруг среди разговора не схватить её за руку и не проговорить в порыве удовольствия: Душечка!».
О Любви
Есть ум ума и ум сердца, точнее сказать, мудрость ума и мудрость сердца. Именно о мудрости сердца Соломон просит Бога: «даруй же рабу твоему сердце разумное…» (3 Цар. 3:9). Наташе глубинная женская мудрость, связанная с Луной, дана от рождения. Она не умна тем умом, которым можно строить логические выводы и доказывать теоремы. Пьер это понимает и так и отвечает княжне Марье. Зато у Наташи есть лунная жизненная мудрость, которая зачастую помогает женщинам понять состояние своего ребёнка лучше любого врача.
«Я видел женщину молодую, прекрасную, добрую, интеллигентную, обаятельную, женщину, которой, я раньше никогда не встречал; и сразу я почувствовал в ней существо близкое, уже знакомое, точно это лицо, эти приветливые, умные глаза я видел уже когда-то в детстве, в альбоме, который лежал у моей матери… Она думала о муже, о детях, о своей матери, которая любила её мужа, как сына. Если бы она отдалась своему чувству, то пришлось бы лгать или говорить правду, а в её положении то и другое было бы одинаково страшно и неудобно».
Из воспоминаний идеалиста
Сцена в гостях у дядюшки, когда стали играть и петь песни. Луна наряду с Сатурном одна из самых консервативных планет. Луна — ребёнок, естественная лунность присуща всем детям. А детям, как известно, если что-то нравится, то надолго: любимую сказку они готовы слушать и сто, и двести раз. То же и с Наташей. Но тут не только детское желание услышать снова и снова то, что уже знакомо и полюбилось, а ещё и лунное, отчасти нептунианское, состояние, когда можно часами смотреть на морские волны, на огонёк костра, на ход облаков. Так, с Наташей и другими героями сцены приключилась спонтанная лунная медитация.
«Есть порода женщин (чаще блондинок), с которыми достаточно посидеть две три минуты, чтобы вы почувствовали себя, как дома, словно вы давным – давно знакомы».
Огни
Луна очень материалистична, одно из её низших проявлений — крайний материализм. В таком варианте ей свойственна жадность: она любит приобретать и не любит отдавать. А ещё Луна отвечает за комфорт и расслабление, за чувство дома. В крайнем выражении желание комфорта может перерасти в лень. В общем, все эти проявления Луны — жадность и чрезмерная расслабленность — расформировали французскую армию, превратили её из армии (Сатурн+Марс) в отдельно взятых, сидящих по квартирам людей.
«Я оглядел ее с ног до головы и нашёл, что она молода, не старше 25, миловидна, хорошо сложена, по всей вероятности, уже не барышня и принадлежит к разряду порядочных.

За семь – восемь лет, пока мы не виделись, Кисочка сильно изменилась. Она стала мужественнее, полнее и совсем утеряла сходство с мягким, пушистым котёнком. Черты её не то что бы постарели или поблекли, а как будто потускнели и стали строже, волоса казались короче, рост выше, плечи почти вдвое шире. А главное на лице было уже выражение материнства и покорности, какое бывает у порядочных женщин в её годы, и какого раньше, конечно, не видел у нее…

Ставши моей любовницей, Кисочка взглянула на дело иначе, чем я. Прежде всего она полюбила страстно и глубоко. То, что для меня составляло обыкновенный любовный экспромт, для нее был целый переворот в жизни. Помню, мне казалось, что она сошла с ума… Женщины, когда любят, климатизируются и привыкают к людям быстро, как кошки. Побыла Кисочка у меня в номере часа полтора, а уже чувствовала себя, в нем как дома, и распоряжалась моим добром, как своим собственным. Она укладывала в чемодан мои вещи, журила меня за то, что я не вешаю на гвоздь свое новое, дорогое пальто, а бросаю его на стул, как тряпку и проч.».

Бабье царство
Народ, как единое целое, описывается Луной. Наташа лунная, и потому легко умеет понять душу своего народа. Это мы узнаём из той же сцены у дяди, когда Наташа выражает в танце то самое русское, что ей подсказали музыка и собственное чувство. В карте России, кстати, Солнце в Раке, то есть под управлением Луны, а Асцендент в Водолее.
«Она думала с досадой: её ровесницы, а ей шёл двадцать шестой год, теперь хлопочут по хозяйству, утомились и крепко уснут, а завтра утром проснутся в праздничном настроении; многие из них уже давно повыходили замуж и имеют детей.

Анна Акимовна поглядела на женщин и малолеток, и ей вдруг захотелось простоты, грубости, тесноты… И ей захотелось стирать, гладить, бегать в лавку и кабак, как это она делала каждый день, когда жила с матерью.

- Для себя лично я не понимаю любви без семьи… Мне кажется, что эта любовь определит мои обязанности, мой труд, осветит мое миросозерцание. Я хочу от любви мира моей душе, покоя, хочу подальше от мускуса и всех там спиритизмов findesiecle… одним словом, муж и дети.

От всех этих разговоров Анне Акимовне почему-то вдруг захотелось замуж, захотелось сильно, до тоски; кажется, полжизни и все состояние отдала бы, только знать бы, что в верхнем этаже есть человек, который для нее ближе всех на свете, что он крепко любит и скучает по ней…».
Текст: Михаил Левин
Работа с цитатами: Лиля Ислямбаева